Стратегия и Управление.ru
Dec 10

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



О законодательном регулировании государственно-правовой ответственности в сфере федеративных отношений

Государственно-правовая ответственность представляет собой правоотношение между госу­дарством в лице его властных органов и субъектов права, отвечающих перед обществом и государ­ством за точную и добросовестную реализацию содержащихся в нормах права и соответствующих требованиям предписаний. Однако в деятельно­сти государственных органов, должностных лиц и облеченных властью, можно часто наблюдать не только утрату чувства ответственности, но и прямое злоупотребление своим положением, теми возможностями, которыми их наделил народ — ис­точник власти. Это в особенно наглядно проявля­ется в высших эшелонах власти: за непродуманное проведение реформ, за так называемое экспери­ментирование над обществом никто не несет от­ветственности.

Согласно общей логике эволюции институцио­нального развития, с нормативной точки зрения, поведение органов государственной и региональ­ной власти определяется четко установленными правилами игры и, следовательно, является про­изводным от существующих федеральных инсти­тутов. Если же данная закономерность отсутству­ет, что свойственно для построения федеративных отношений в современной России, то возникает ситуация, в которой доминирующее положение занимают предпочтения и интересы вовлеченных политических элит. До тех пор, пока сохраняется эта закономерность, и институты российского фе­дерализма формируются под влиянием реальных процессов в сфере межправительственных отно­шений, невозможно говорить о соответствии фе­дерализма в России нормативным представлени­ям о федеративном государстве.

Процессы развития государственных институ­тов власти в Российской Федерации вызвали необ­ходимость введения в законодательство соответ­ствующих механизмов государственно-правовой ответственности субъектов властных отношений.

В теоретическом плане институт государственно-правовой ответственности при­влекает к себе пристальное внимание специали­стов в различных областях юридического знания; теории права и государства, конституционали­стов, представителей административного права и др. Тем не менее, многие аспекты государственно- правовой ответственности все еще остаются мало­исследованными, особенно, когда речь идет о раз­личных деформациях этого политико-правового института, увязанных с характерными для тран­зитивного общества энтропийными проявления­ми.

Xарактерной особенностью государственно- правовой ответственности является то, что не су­ществует единой процедурной формы ее примене­ния. Почти каждой мере государственно-правовой ответственности соответствует свой особый по­рядок. Следует отметить, что характерной чертой государственно-правовой ответственности, отли­чающей ее от других видов юридической ответ­ственности, является своеобразие ее санкций.

Основной потребностью развития федерализ­ма в современной России, по нашему мне­нию, становится разработка концептуаль­ных теоретических основ применения мер государственно-правовой ответственности в фе­деративных отношениях и введение в практику государственного строительства ее эффективных законодательных механизмов, так как имеющиеся в законодательстве санкции не имеют прочной на­учной основы и детальной, внутренне непротиво­речивой процедурной схемы правоприменения.

Создание механизма государственно-правовой и политической ответственности органов регио­нальной власти должно включать и институты представительной демократии, законодательную власть, способную через свою основную деятель­ность (законотворчество), а также посредством других, находящихся в рамках ее компетенции процедур обеспечить реальное народовластие в субъектах.

Государственно-правовая ответственность яв­ляется одним из видов юридической ответствен­ности. Несмотря на то, что спектр определений понятия «государственно-правовая ответствен­ность» очень широк, отечественные и зарубеж­ные ученые сходятся на том, что государственно- правовая ответственность в отличии от других видов ответственности, всегда связана с государ­ственным принуждением, с практическим приме­нением установленных законом санкций к право­нарушителю.

В современном российском государственном праве установленные законом санкции содержать­ся во многих конституционно-правовых актах. Однако они, а также основания их принятия не всегда четко сформулированы. Это связано с осо­бенностью конституционно-правовых норм, а также юриспруденция и право.

Важным является вопрос об основаниях государственно-правовой ответственности. Среди юристов нет единства по поводу нормативных оснований государственно-правовой ответствен­ности, однако большинство сходится во мнении, что основанием государственно-правовой от­ветственности служит, прежде всего, соверше­ние субъектом государственно-правовой ответ­ственности конституционно-правового деликта, то есть деяния (действия или бездействия), ко­торым причинен или мог быть причинен ущерб обществу или государству. Противоправность при этом выражается в нарушении или неисполнении конституционно-правовых норм. При этом, приме­нение государственно-правовой ответственности не всегда должно сводится к наказанию, ее цель — стимулировать позитивную деятельность.

Существуют разные варианты недолжного поведения властных структур субъекта: непри­менение конституционно правовой нормы, ее не­должное применение, прямое нарушение нормы. В некоторых составах конституционно-правовых правонарушений наряду с неправомерным пове­дением предусмотрена необходимость в доказа­тельстве факта наступления вреда и наличие его причинной связи с нарушением нормы. Ряд ученых считают, что основанием государственно-правовой ответственности может служить нарушение не только конституционных норм, но и принципов конституционного регулирования. Другие выдви­гают в качестве такого основания ненадлежащее исполнение своих обязанностей, которое может происходить и при формальном соблюдении кон­ституционных норм.

Таким образом, основанием государственно- правовой ответственности является действие или бездействие, которое причинило или могло при­чинить существенный ущерб народу или государ­ству, независимо оттого, происходит при этом на­рушение конституционных норм, или нет.

Анализ действующего российского законода­тельства показывает, что полнота закрепления государственно-правовой ответственности в рос­сийском законодательстве в настоящий момент от­сутствует, а регулирование данных отношений нуж­дается в совершенствовании. Представляется, что необходима теоретическая разработка основных вопросов, связанных с государственно-правовой ответственностью, прежде всего — связанных с основаниями ее возникновения и применения, которые затем могли бы найти отражение в зако­нодательстве. Необходимо принятие единого акта обо всех составляющих государственно-правовой ответственности — вплоть до принятия феде­рального или даже конституционного закона «О государственно-правовой ответственности», в ко­тором были бы четко определены юридические основания применения норм государственно- правовой ответственности, а также различные процедуры, в частности, отрешения от должности высших должностных лиц, перечень конститу­ционных правонарушений, основания, субъек­ты, санкции за невыполнение конституционных предписаний.

В законодательстве должны появиться гаран­тии против использования мер государственно- правовой ответственности в качестве средства политической борьбы и злоупотреблений тех органов, которые будут принимать решение о привлечении субъектов права к государственно- правовой ответственности. Следует установить норму о том, что предупреждение о привлечении к государственно-правовой ответственности, и, тем более, само применение мер воздействия может быть вынесено только при условии наличия за­ключений иных структур.

В сфере взаимоотношений федеральных ор­ганов государственной власти и органов вла­сти субъектов Федерации необходимо введене в Конституцию РФ и действующее законодатель­ство мер, которые могут быть отнесены к мерам государственно-правовой ответственности, таких, как введение института прямого президентского правления или признание несостоятельности тер­ритории в том статусе, который ей предоставлен, и принятие решения о ее соответствующем преоб­разовании в случае кризиса власти на данной тер­ритории и невозможности органов власти субъ­ектов Федерации исполнять конституционные полномочия.

Таким образом, специальная по своей сути про­блема совершенствования законодательных меха­низмов ответственности органов государственной и региональной власти становится всеобъем­лющей проблемой обеспечения эффективности правовых инструментов регуляции обществен­ных отношений. Особенно остро несовершенство существующей модели ответственности органов публичной власти дает о себе знать именно в пра­ве конституционном, так как в современной рос­сийской Конституции, большое количество норм, состоящих из гипотез и диспозиций, абсолютно не подкрепленных соответствующими санкциями.

Такое положение дел в значительной мере способствует широкому распространению тезиса о том, что государственно-правовая ответствен­ность на сегодняшний момент в России отсут­ствует. С подобным выводом сложно согласить­ся. Государственно-правовая ответственность как институт права функционировала всегда, без нее не может существовать ни одно государ­ство. Однако в полной мере оценить все преи­мущества и недостатки отечественной модели государственно-правовой ответственности меша­ет ее специфичность, произрастающая из много­вековых российских традиций государственного строительства.

В отличие от гражданской и уголовной ответ­ственности, четко и однозначно урегулированных нормами соответствующего законодательства государственно-правовая ответственность на се­годняшний день весьма фрагментарно и нечетко прописана и в Конституции РФ, и в федеральных законах, что создает иллюзию отсутствия норма­тивно закрепленного института государственно- правовой ответственности. В этом проявляется исконно российская слабость правовых, и особен­но государственно-правовых механизмов регуля­ции властных отношений.

Значительное влияние на практику реализации существующей модели государственно-правовой ответственности оказывают отечественные тра­диции правоприменительной практики, которые исторически призваны были хотя бы отчасти компенсировать несовершенство норм права. В силу неразвитости российских демократических механизмов государство не может гарантировать сегодня ни применения мер ответственности в случае явной необходимости сделать это, ни ее реализации строго в рамках закона. Это ведет, с одной стороны, к безответственности власти, а с другой — к использованию юридических механиз­мов ответственности в целях, далеких интересов государства и общества.

В российском законодательстве отсутствует должная регламентация оснований и порядка при­влечения к ответственности высшей категории должностных лиц. Основания, виды и механизмы государственно-правовой ответственности пред­ставителей власти пока еще недостаточно разра­ботаны отечественной правовой наукой.

Законодательство Российской Федерации о государственно-правовой ответственности нельзя ограничивать Конституцией РФ и федеральными конституционными законами. Несмотря на пре­имущественно конституционный характер этого типа ответственности, отдельные нормы, регу­лирующие данный институт, могут находиться и в иных нормативных правовых актах.

Полноценная законодательная регламентация ответственности властных структур возможна только при согласованности мер данной ответ­ственности со всей системой законодательства, что напрямую ставит вопрос о необходимости принятия федерального конституционного зако­на «О государственно-правовой ответственности», призванного урегулировать вопросы ответствен­ности именно властных структур.

В последние годы неоднократно предприни­мались попытки законодательного закрепления отдельных институтов государственно-правовой ответственности власти и ее представителей. Так, Федеральным законом от 19 июля 2000 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации за­конодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации» введена ст.31 «Ответственность орга­нов государственной власти субъектов Российской Федерации», где установлено, что в случае приня­тия органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых ак­тов, противоречащих Конституции РФ, федераль­ным конституционным законам и федеральным законам и повлекших за собой массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству, территориальной целостности, национальной безопасности и обороноспособ­ности Российской Федерации, единству право­вого и экономического пространства, органы государственной власти субъектов. РФ несут от­ветственность в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным законом. Кроме того, в указанный закон введена ст.29–1 «Ответственность должностных лиц органов исполнительной вла­сти субъектов Российской Федерации», в соот­ветствии с которой должностные лица органов исполнительной власти субъектов РФ несут от­ветственность, предусмотренную федеральными законами и законами субъектов РФ.

Общее понятие государственно-правового де­ликта и его разновидностей необходимо закре­пить в первую очередь в Федеральном консти­туционном законе «О государственно-правовой ответственности», а также в иных федеральных законах. Очевидно, что такой федеральный кон­ституционный закон способен в значительной степени сгладить противоречия, накопившиеся вследствие т. н. политического отчуждения госу­дарства, т. е. постоянно растущего дистанциро­вания властных структур от гражданского обще­ства.

Структура федерального конституционного закона «О государственно-правовой ответствен­ности» может включать в себя: общие положения (цели закона, его правовая основа основные по­нятия, в т. ч. понятие государственно-правовой ответственности, принципы государственно- правовой ответственности, основания наступле­ния государственно-правовой ответственности, субъекты государственно-правовой ответствен­ности и др.); ответственность государства в целом; ответственность высших органов государственной власти РФ; ответственность иных органов государ­ственной власти РФ; ответственность субъектов РФ; ответственность органов местного самоуправ­ления; ответственность должностных лиц; ответ­ственность депутатов; механизмы реализации конституционной ответственности.

Таким образом, существующая в России мо­дель государственно-правовой ответственности нуждается в концептуальном переосмыслении, в создании нормально функционирующей модели государственно-правовой ответственности, опи­рающаяся на реально действующие демократи­ческие институты и развитое гражданское общество.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру