Стратегия и Управление.ru
Dec 10

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Прерваны переговоры «Роснефти» и BP

21.05.2011 12:41

Зачем AAR сопротивлялся сделке? Почему государство не использовало свой властный ресурс, чтобы довести ее до конца? Что теперь может предпринять «Роснефть»?

Трудно представить себе, что AAR (кроме «Альфа-Групп», которой принадлежит 25% ТНК-BP, в консорциум входят Access Industries Леонарда Блаватника, 12,5%, и «Ренова» Виктора Вексельберга, 12,5%) может всерьез интересовать доступ к рискованному и очень долгосрочному проекту по освоению арктического шельфа. Соглашение BP с «Роснефтью» предусматривало оплату зарубежной компанией геологоразведочных работ на начальном этапе на сумму $1–1,8 млрд. Конечно, более привлекательным для российских олигархов выглядело получение зарубежных активов, уже приносящих прибыль, или по крайней мере денежной компенсации своих «ущемленных интересов». Но компенсация в пределах разумных $2 млрд за разрешение проводить сделку AAR не устроила. Российские акционеры ТНК-ВР почувствовали силу своей позиции: государство не стало вмешиваться в конфликт, а Стокгольмский арбитраж фактически встал на сторону AAR. В результате требования консорциума, по сведениям источников на рынке, выросли уже до $10 млрд. (То есть за долю в компании с рыночной оценкой $25 млрд AAR хотел $35 млрд, а BP предлагала $27 млрд.) Сумма $10 млрд может возникнуть только из расчета потерянной прибыли от отсутствия доступа к арктического шельфу, хотя возможность такой работы у ТНК-BP чисто теоретическая, а запасы нефти в Арктике еще не подтверждены, разведочное бурение не проводилось.

В действиях AAR очень явно прослеживается знакомый почерк корпоративной борьбы за контроль в совместной с BP нефтегазовой компании. Менеджмент BP допустил первую ошибку еще в конце 2008 года, согласившись на увольнение главы ТНК-BP Роберта Дадли. Но подписание акционерного соглашения не стало мирным договором, а теперь оказалось полноценным основанием для срыва стратегической сделки BP. Похожие методы ведения корпоративных баталий с иностранными инвесторами можно легко разглядеть на примере «Вымпелкома», где Фридман является основным акционером. Корпоративные войны — излюбленный вид спорта в «Альфа-Групп». В шестилетней истории «Вымпелкома» были и  неожиданные удары по интересам зарубежных партнеров после формальных примирений в 2007-м и 2009 году, и иск незначительного акционера компании (0,002%) на $3,8 млрд. Сейчас против BP обычное физическое лицо (миноритарный акционер ТНК-ВР) подает иск на $5–10 млрд — как раз ту сумму, которую требовала AAR в качестве компенсации.

В начале этого года менеджмент BP допустил новую ошибку, не добившись согласия своих партнеров по ТНК-BP до официального оглашения глобальной сделки с «Роснефтью». Эта сделка наделала много шума в мире, так как впервые крупная международная корпорация ради доступа к огромным ресурсам нефтеэкспортной страны решила пойти на стратегический обмен акциями с ее национальной компанией. Вероятно, именно из-за внимания мирового сообщества государство не стало давить на AAR, защищая свои интересы. Объявление о договоренности с BP благоприятно повлияло на инвестиционный климат, а очередное вмешательство в деятельность компаний внутри страны могло подорвать позитивный эффект. А может, невмешательство государства стало наградой Фридману за его всегдашнюю лояльность к власти (читайте про это в материале «Почему Фридман бросил вызов Сечину»). Появилась даже теория заговора, по которой заинтересованные стороны — «Альфа» и российская власть — заранее договорились о своих действиях, чтобы продемонстрировать, что российское государство теперь стоит в стороне от конфликтов в бизнесе.

Для разработки арктического шельфа государственная компания может найти себе менее проблемного партнера из списка международных корпораций. Свой интерес уже проявила, например, голландская Shell. Но новый партнер вряд ли согласится на стратегический обмен акциями, подразумевающий допуск в свой совет директоров представителей «Роснефти» — государственной компании, поглотившей, кстати, активы ЮКОСа. BP согласилась на такой вариант, похоже, в основном, чтобы компенсировать свою неудачу в Мексиканском заливе. Поэтому можно прогнозировать, что «Роснефть» и BP снова сядут за стол переговоров, просто назначив своей сделке более отдаленный дедлайн. Михаил Фридман, судя по всему, на компромиссы идти не намерен. Но теперь на договаривающиеся стороны не будут давить сроки, первая волна международного интереса к сделке уйдет, и власть может использовать привычную возможность влиять на деятельность отечественных компаний, которую можно оценить хотя бы на примере недавнего резкого снижения цен на бензин.

Вот только промедление может оказаться для «Роснефти» очень невыгодным. Компаниям придется заново согласовывать в договоре пакеты акций для обмена. Акции BP могут постепенно вернуться к своим значениям до разлива в Мексиканском заливе (+40% к нынешним котировкам), тогда как акции «Роснефти» уже сейчас находятся близко к своим историческим максимумам. Активную разработку арктического шельфа, для монетизации потенциала которого потребуется еще много лет, «Роснефть» могла бы и отложить. Но обмен акциями с BP важен для превращения «Роснефти» в международную нефтегазовую корпорацию, и едва ли российская компания не попытается сделать еще одну попытку.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру