Стратегия и Управление.ru
Dec 10

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Влияние мирового финансового кризиса на состояние банковского сектора России

В 2008 году развивающийся российский банковский сектор оказался перед лицом одного из самых серьезных в истории глобальной экономики финансовых и экономических кризисов. До сих пор многие эксперты не пришли к единому мнению по поводу его причин и последствий. Ряд экономистов и финансистов высказывали тогда мнение, что Россия избежит влияния кризиса и только выиграет от него, оставшись «островком стабильности в бушующем океане». Другие считали, что для России мировой финансовый кризис должен открыться не позднее, чем через 1.5–2 года из-за не исчерпанных до конца ресурсов внутреннего рынка. Отечественная экономика является в большей степени сырьевой, то есть очень уязвимой, поэтому для России кризис окажется особенно тяжелым. А вообще в глобальном кризисе «тихих гаваней» не будет. Кризис обойдет только закрытые экономики, с очень высокой степенью автократии и ориентацией исключительно на внутренний рынок.

Так почему же мировой финансовый кризис не сразу проявил себя в России? Во-первых, следует отметить, что со времен кризиса 1998 года в финансово-кредитной системе произошли серьезные изменения. Банк России всерьез взялся за регулирование банковского сектора, его реструктуризацию, очищение от криминального бизнеса, предпринял меры по созданию относительно современных форм контроля за рисками. В свою очередь, российские банки, в условиях более жесткого регулирования и конкуренции со стороны иностранного финансового капитала, начали внедрять услуги и процедуры, отвечающие современным понятиям о банковском бизнесе, уделять серьезное внимание корпоративному кредитованию, а позже ритейловым операциям. Во-вторых, этому способствовали накопленные за счет сверхвысоких цен на нефть золотовалютные резервы Банка России и резервные фонды правительства. Однако данное обстоятельство имеет и существенный недостаток, так как повышение благосостояния происходит благодаря природным богатствам, а не усилиям нации — такое развитие не может быть эффективным. Наконец, в-третьих, отсрочке проявлений финансового мирового кризиса способствовала сама его природа. Он зародился, в отличие от большинства своих предшественников, в развитых рыночных странах, поэтому повлиял на развивающиеся страны не сразу.

В сентябре произошел сбой российского фондового рынка. Многие банки держали часть запасов ликвидности в ценных бумагах. Как только фондовый рынок стало лихорадить и торги были остановлены, ценные бумаги сразу же стали неликвидным вложением. Естественно, банки тут же вплотную столкнулись с проблемами краткосрочной ликвидности. По отдельным банкам, которые держали значительную часть всех своих активов в ценных бумагах, был нанесен весьма существенный удар.

Последнее время российский бизнес все больше и больше выходил на внешние заимствования, не видя источников рефинансирования и финансирования внутри страны. В немалой степени зависимость от зарубежного капитала и привела к нынешней ситуации — обвалу фондового рынка и нехватке ликвидности у многих российских компаний.

В сентябре российские банки зафиксировали в своей отчетности снижение объема вложений в ценные бумаги. В банковском секторе из-за финансового кризиса также наблюдалось замедление темпов роста кредитования и рост просроченной задолженности по кредитам. По данным Банка России на 1 октября 2008 года из 1126 российских банков лишь 1056 закончили три квартала 2008 года с прибылью, совокупный объем которой составил 367,9 млрд руб. В то же время 56 банков показали убыток в размере 13,1 млрд руб., а еще два банка вообще не представили отчетность о своей деятельности. По данным российской отчетности в октябре рост объемов просроченной задолженности по кредитам физическим лицам в среднем по выборке составил 5,9%. У ряда банков просрочка выросла более чем на 10%, одновременно значительно увеличившись в абсолютных цифрах. Основной объем увеличения пришелся на нецелевые кредиты, выдававшиеся без залога и поручительства. Это наиболее рискованный вид кредитования, поэтому именно по таким кредитам в кризисных условиях в первую очередь начала расти просрочка. В связи с кризисом банки также стали сокращать объемы розничного кредитования.

Банки — частные коммерческие организации, главной целью деятельности которых является извлечение прибыли. Соответственно для того, чтобы банки начали снова кредитовать промышленность, торговлю и сферу услуг, должны сложиться достаточные рыночные условия: ставки должны отражать оценки рисков, а банки иметь доступ к пополнению ресурсов.

Сентябрьские события прошлого года заставили финансовых чиновников принимать чрезвычайные меры. В те дни под угрозой оказались банковская отрасль и фондовый рынок. Буквально в течение пары недель после краха российской биржи Минфин и Центробанк предприняли целый ряд важных мер. Это знак силы и компетентности финансовых властей. Минфин выделил 1,12 трлн руб. Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку. Еще 110 млрд руб. разместили госкорпорации жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) и агентства по ипотечному жилищному страхованию (АИЖК). Банк России снизил требования по обязательным резервам на 4 процентных пункта — до 1,5-4%. Эта мера, по оценкам ЦБ РФ, высвободила около 300 млрд рублей. Оперативные меры приняло и Агентство по страхованию вкладов (АСВ), повысив страховое возмещение по банковским депозитам до 700 тыс. рублей. Также на АСВ была возложена принципиально новая функция — финансовое оздоровление проблемных банков. Решающий критерий в данном случае — экономическая и социальная значимость банка. И для этого совсем не обязательно быть крупным или московским. Как только принимается решение о санации банка, начинается поиск частного инвестора. Если он найден, АСВ его кредитует, причем под залог. В том случае, если инвестора для конкретного банка не находится, закон наделил агентство правом не только взять его под свое управление, но и стать его временным собственником, пока не найдется подходящий инвестор, после этого АСВ обязано продать банк.

Поскольку банки не хотят рисковать в сложившихся условиях, когда нет ясности, что будет с рынком, кредитование практически отсутствует. Из-за высокого риска кредитования, отсутствия МБК и длинных денег тормозиться развитие производства. Поэтому так необходимо срочно принять программу кредитной поддержки производства, используя, например, такие ее формы, как гарантии, поручительства, субординированные кредиты, субсидирование процентных ставок, вхождение государства и банков в капитал предприятий. И, конечно, нужен контроль за использованием целевых ресурсов и средств, выделяемых на борьбу с финансовым кризисом.

Реакция на происходящий мировой финансовый кризис в России имеет свою специфику, коммерческим банкам оказывается громадная финансовая и кредитная поддержка. В целом для борьбы с кризисом в финансовую систему России уже сделаны вливания в сумме около 6 трлн руб., что составляет 13,9% ВВП. Следует отметить, что уроки этого кризиса будут состоять и в том, что общество наконец-то лучше разберется в роли и возможностях Банка России.

И тем не менее проблемы еще остаются. Причем в первую очередь — именно для банков, которые средства получили. Они кредитуют крупный бизнес, который уже сейчас стал неаккуратно выполнять свои обязательства. Те, кто кредитует малый и средний, оказались в выигрышном положении — у них более диверсифицированный портфель и убытки можно компенсировать.

Сейчас многие российские банки накопили солидные резервы ликвидности в процессе отказа от предоставления новых кредитов, и рефинансирования даже благонадежных заемщиков. Эти резервы созданы потому, что банки боятся паники среди вкладчиков и последующего за ней массового оттока средств. Повышенные резервы — своего рода страховка от будущих потрясений. Накопление значительных резервов ликвидности — разумная мера в краткосрочном плане, но продолжительное сдерживание ее нормального распределения катастрофически отражается как на банковском секторе, так и на экономике в целом. Проблема в том, что российский банковский сектор совокупно привык заимствовать «короткие» ресурсы для финансирования долгосрочных кредитов.

Наряду с проблемой оскудения заемных средств остро обозначилась проблема недостатка качественных заемщиков, кредитные истории которых сильно подпорчены, и, чтобы восстановить репутацию, многим из них придется отвлекать большую часть ресурсов под залоги, что будет тормозить процесс восстановления кредитного рынка до прежних объемов. Сейчас мы наблюдаем волну неплатежей в коммерческом секторе, заканчиваются кредитные сроки без какой-либо возможности рефинансировать долги. Фирмы обязаны копить наличные средства, чтобы отдать кредиты, которые планировали продлевать. Соответственно им приходится сокращать другие расходы: увольнять работников, откладывать все несрочные платежи, сокращать расходы на рекламу, отказываться от новых проектов и так далее. Часто это приводит к экономическому спаду.

Одной из важных проблем в отношениях реального сектора с коммерческими банками является отсутствие должного уровня доверия банка с клиентами. Для создания доверия необходимо время и объективность в информации. Доверие формируется на основе регулярных отношений клиента с банком, при которых все расчетные и кассовые операции клиента совершаются через единственный расчетный счет в одном банке, на основе открытости информации об операциях клиентов.

Необходимо отметить еще одну проблему, с которой столкнулись многие российские банки — это недобросовестная конкуренция. Известно, что некоторые банки пострадали от искусственно вызванной среди населения паники. Когда общество в напряжении, достаточно даже слухов, чтобы лавина сдвинулась с места. Однако пользовались не только слухами, но и весьма современными методами: электронной почтой, sms-сообщениями. Конечно после такой массированной атаки у банков возникали реальные проблемы.

Случившееся в сентябре 2008 г. на финансовом рынке,— не только результат накопившихся мировых проблем, но и недостатки нашей внутренней экономической системы, в том числе и банковской. Этому есть немало причин и из этого сегодня нужно извлекать серьезные уроки. Кризисные ситуации только тем и полезны, что показывают наболевшие точки особенно ярко.

Так что в кризисе есть и свои положительные моменты: он стимулировал оперативное принятие многих законодательных и нормативных решений, целесообразность которых в спокойное время можно было и не замечать. Это введение в практику выдачи субординированных кредитов, беззалоговых кредитов, а также наделение государственных институтов правом вхождения в капитал банков.

Принятый комплекс антикризисных мер и новых законов настолько серьезен, что приходится говорить о новой конфигурации, которая складывается в банковском секторе. Ее каркас составляют три группы кредитных организаций. Во-первых, группа привилегированных банков с государственным участием. В октябре в качестве одной из первых мер именно перед этими банками поставлена задача борьбы с кризисом ликвидности и распределением государственных ресурсов в экономике. С которой, следует отметить, они так и не справились. В эту группу также вошло несколько банков с иностранным участием, а также крупнейшие частные банки из первой десятки. Во-вторых, с введением механизма беззалоговых аукционов выделилась группа банков, которые получили широкий доступ к ликвидности. В основном это банки из первой и второй сотни по размеру активов, и лишь небольшое число — из третьей сотни. Наконец, третья группа — небольшие банки, лишенные, по сути какой-либо государственной поддержки. Речь идет почти о 700 кредитных организациях, которые, как правило, успешно работают на региональном и межрегиональном уровне. Именно перед ними особенно остро встали проблемы выживания, укрупнения и консолидации. Региональные банки очень важны для нашей экономики — как институт. И в кризисы, и в благополучные времена они доказали свою высокую гибкость и оперативность в принятии решений. Эти качества принципиально важны в кредитовании малого и среднего бизнеса, который и является опорой диверсификации. И тем не менее, на господдержку могли рассчитывать только системообразующие банки, которые, в том числе и благодаря этим средствам, начали поглощать другие банки. Не исключено, что это являлось частью государственной политики. Можно сделать вывод, что банкам из первых двух групп отводится роль консолидаторов, прежде всего на поле третьей группы, которая оказалась в очень сложной ситуации. Главное, чтобы в результате консолидации не уменьшилась доступность банковских услуг. Таким образом, в условиях сжатия ликвидности и роста кредитных рисков в среднесрочной перспективе у нас может сформироваться 150–200 банковских групп. А кроме того — достаточно большое число самостоятельных региональных банков с капиталом от 180 до 1000 миллионов рублей.

Кризис стал основой для дальнейшей реорганизации и укрепления российского банковского сектора. У нас чрезмерно много банков, большинство из которых подвержено опасности банкротства из-за слабой устойчивости к кризисам. Банки в России по-прежнему испытывают трудности с ликвидностью и привлечением пассивов, а так как кризис, видимо, затянется, то многие проблемы еще только предстоят. При этом есть основания полагать, что процедура внешнего управления и банкротства будет запущена лишь в отношении банков из второй-третьей сотни и ниже. В отношении банков третьей сотни и крупных региональных банков будет применяться продажа бизнеса госбанкам и госкомпаниям. В условиях кризиса это оправданная практика, применяемая во многих странах. Она позволит избежать паники среди населения и кризиса доверия среди банков. Последствия для экономики и уровня жизни населения, в любом случае, будут негативными: рост стоимости заемных средств, падение доходов, безработица.

Помимо покупки и санации со стороны государственных банков, следует ожидать резкого роста рынка слияний и поглощений, которые могут снизить себестоимость бизнеса, избежать банкротства, сохранить высокое качество обслуживания клиентов. Российские частные банки будут стремиться к консолидации, чтобы выжить в условиях кризиса, создать себе запас прочности. Актуальными останутся процессы приобретения средних и крупных российских частных банков со стороны иностранного капитала. Причем они будут усиливаться по мере выхода крупнейших банковских институтов из кризиса.

В целях дальнейшей реструктуризации банковского сектора следует заявить о поэтапном повышении минимального капитала банка. Это продемонстрирует намерение государства поддерживать крупные капитализированные банки, способные нести функции посредника между сбережениями и инвестициями.

Что же касается последствий мирового финансового кризиса, и как станет развиваться банковский бизнес, со стопроцентной точностью сейчас не может сказать никто. Можно давать лишь некоторые прогнозы и предположения. Банковские кредиты станут использоваться не на финансирование агрессивного роста, а для поддержания стабильного денежного потока. В предлагаемых банками продуктах и услугах на первое место выйдет низкая цена, и, наоборот, произойдет отмена и прекращение выпуска всех продуктов, ориентированных на элитную публику, т. е. VIP-отделений, платиновых карт и private banking. Банковский бизнес ждет примитивизация продуктов и услуг. Примерами данного процесса служат активно развивающаяся на Западе модель прямого кредитования, кредитования одним индивидуумом другого индивидуума (peer-to-peer lending), развивающаяся тенденция бартерных сделок, использования разного рода квазиденег для обеспечения товарообмена между компаниями. Также будет видоизменяться и корпоративное кредитование — все чаще и чаще в качестве единственного возможного залога будет выступать доля в акционерном капитале. Банки будут вынуждены заниматься несвойственными им делами — вникать в деятельность заемщика, входить в советы директоров, анализировать и корректировать управленческие решения. В новой реальности для банков, возможно, это будет единственный способ хоть как-то снижать свои риски. Банки, как и многие другие компании, в ближайшее время столкнуться с необходимостью поменять свой высший менеджмент. Причина здесь в том, что менеджеры, профессионально сформировавшиеся в течение последнего времени, плохо представляют себе, что такое работа в условиях стагнации, падения. Появится нужда в специалистах, имеющих навыки работы в условиях замедления, «заморозки», остановки бизнеса, будут востребованы люди, которые готовы работать в тяжелых условиях.

Подобные действия в совокупности с четкой экономической политикой и разумной, взвешенной политической позицией помогут российской банковской системе выйти из кризиса реорганизованной, окрепшей, способной реально поддерживать экономику и противостоять кризисам.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру