Стратегия и Управление.ru
Dec 3

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Основные черты моделей социального инвестирования в зарубежных странах и возможности применения соответствующего опыта в социальной сфере РФ

На протяжении всей российской истории камнем преткновения любых реформ было отношение к опыту развития других государств, прежде всего, стран Западной Европы и США. Всегда встает вопрос: идти ли России по пути западной цивилизации или оставаться верной национальным традициям госу­дарственности, хозяйственности, ментальности.

В разных государствах степень социального прогресса экономической системы неодинакова. Од­нако любой должны решаться такие задачи, как:

— экономический рост, обеспечивающий высокое качество жизни;

— обеспечение финансовой стабильности, противодействие инфляции;

— сохранение и преумножение общественных ценностей и обеспечение равных условий доступа к ним;

— учет социальной эффективности любых экономических решений;

— создание благоприятных условий жизнедеятельности для некоторых, наименее защищенных групп общества: детей, лиц пенсионного возраста, инвалидов, беженцев и переселенцев и т. п.;

— установление налоговых льгот для лиц с низким доходом и т. д.

Нет сомнения в том, что сравнительный анализ содержания социальной политики разных госу­дарств, изучения структуры социальных инвестиций, выявления особенностей в общем и единичном в организации социальной защиты населения в разных странах позволят значительно обогатить теорию и практику этой деятельности. В то же время при освоении зарубежного опыта в сфере социальной под­держки населения необходимо в полной мере учитывать исторические условия и национальные особен­ности России.

Надо иметь в виду уже сложившуюся в нашей стране (и имеющую место в прошлом) систему со­циального обеспечения населения (а также, естественно, особенности культуры, менталитета, образа жизни российского общества), разумно дополняя ее нововведениями, исходя из новой общественно-политической ситуации. На предстоящий обозримый период, на наш взгляд целесообразно сохранение преимущественно государственной помощи в сфере здравоохранения, распределения жилья и т. д. в пер­вую очередь для неимущих и малообеспеченных слоев населения.

Известно, что в разных странах сложилась разная система социального инвестирования в сферу здравоохранения, жилищно-коммунальную сферу, улучшение качества жизни населения помощи «сла­бым» слоям населения. Если, к примеру, в США и Японии делается акцент, в основном, на частный сек­тор, благотворительные, общественные организации, то в большинстве европейских стран главную роль в решении этих проблем играет государство. Так, к примеру, для Германии и Дании характерен широкий охват социальной сферы государством.

Примеры удачной совокупности административных усилий и финансовых мер, направленных на изменение качественных и количественных показателей развития страны (системные изменения, модер­низация страны) и жизни населения, в отведенные временные рамки и при известном ресурсном обеспе­чении, имеются в зарубежной практике еще в прошлом веке.

Одним из удачных примеров реализации национального проекта в условиях системного эконо­мического кризиса можно считать «новый курс Рузвельта». Тяжелая экономическая ситуация, крах бан­ковской системы, рост безработицы и гиперинфляция 1929—1933 гг. («Великая депрессия») в США могли привести к социальному бунту и даже разрушению страны. Президент США Ф. Д. Рузвельт предпринял ряд структурных преобразований и ввел в действие национальную программу по снижению уровня без­работицы — этот проект предполагал реализацию в масштабах всей страны программ по озеленению парков, строительству дорог, а также реализацию других инфраструктурных проектов. Предпринятые меры помогли стабилизировать ситуацию, восстановить деловую активность и отчасти решить проблему безработицы.

Показателем развитости системы социального обеспечения, а также типическим признаком мо­делей социальной политики являются социальные расходы. Под социальными расходами понимают объем финансирования социально-политической деятельности государства. Обычно в статистике фигу­рирует такой показатель в виде доли от валового внутреннего продукта страны. Сегодня имеются страны, где доля социальных расходов превышает 40% от ВВП, и есть страны, где социально-политическая дея­тельность государства не существует вообще.

Представление о наиболее заметных различиях в подходах к социальной защите, существующих в мире, дает получившая в настоящее время широкое признание классификация Г. Эспинг-Андерсена. Им выделены три основные модели социальных государств: либеральная (англо-американская модель), консервативная (корпоративная или франко-германская) и социал-демократическая (скандинавская). Espring-Andersen проводит разделение между разными стратегиями социальной политики, которые за­ключаются в том, что либеральный режим направляет социальные программы на самых бедных, консер­вативный сохраняет статусные различия социальных групп, включая ориентацию на традиционную структуру семьи и традиционную роль женщин. Наконец, социал-демократический режим в скандинав­ских странах гарантирует как универсализм социальных прав, так и нерушимость индивидуальной авто­номии.

Формирование либеральной модели, присущей таким странам, как США, Канада, Австралия, Великобритания, происходило при господстве частной собственности, преобладании рыночных отно­шений и под влиянием либеральной трудовой этики. Основными условиями функционирования данной модели являются минимальная вовлеченность государства в рыночные отношения и ограниченное при­менение мер государственного регулирования, не выходящее за рамки выработки макроэкономической политики; во внутреннем валовом продукте (ВВП) государственному сектору экономики принадлежит лишь небольшая доля. Социальная поддержка граждан осуществляется за счет развитых систем страхо­вания и при минимальном вмешательстве государства, являющегося регулятором определенных гаран­тий. Размеры страховых выплат, как правило, невелики. Незначительны и трансфертные платежи, т. е. переводимые со счетов госбюджета финансовые средства, полученные от налогов, непосредственно раз­личным группам населения в виде пособий и субсидий.

Материальная помощь имеет адресную направленность и предоставляется лишь на основании проверки нуждаемости.

Американской модели социальной работы свойственна система признаков. К числу важнейших из них следует отнести:

— наличие сильного либерального компонента в социальной политике;

— преобладающее значение ассоциативных организаций в сфере социальной помощи и под­держки при финансовой поддержке со стороны государственных структур;

— важная роль страховых механизмов социальной защиты;

— децентрализация системы социальной работы.

Для США характерно минимальное вторжение государства в частный сектор. Несмотря на это Америка известна традициями систематического участия бизнеса и/или его представителей в финанси­ровании самых разнообразных некоммерческих проектов. Классическим примером может являться Фонд Билла и Мелинды Гейтс с капиталом почти 27 миллиардов долларов, полностью финансируемый из личного состояния супругов Гейтс для целей улучшения систем образования и здравоохранения в раз­личных странах мира.

Поскольку повышение качества человеческих ресурсов становится условием обеспечения нацио­нальной конкурентоспособности и безопасности, возрастает значение результатов политической дея­тельности как фактора воспроизводственного процесса, экономического роста, укрепления позиций на мировом рынке. И в этом плане именно опыт США может быть наиболее полезен для России, так как эта страна является лидером в области инновационных технологий, применяемых в социальной сфере, на­целенных на создание и совершенствование мотивационной среды для развития человеческих ресурсов, реализации их трудового, предпринимательского и интеллектуального потенциала.

Консервативная (корпоративная) модель характерна для стран с социально-ориентированной рыночной экономикой. В их числе — страны континентальной Европы, такие как Австрия, Германия, Италия, Франция. Позиции государства здесь значительно сильнее: бюджетные отчисления на социаль­ные мероприятия примерно равны страховым взносам работников и работодателей, основные каналы перераспределения находятся либо в руках государства, либо под его контролем. Вместе с тем государст­во стремится уступать материальную поддержку граждан системе страховой защиты. Благодаря этому величина социальных пособий находится в пропорциональной зависимости от трудовых доходов и, со­ответственно, от размеров отчислений на страховые платежи. Отличительной особенностью является «самоуправляемость» страховых касс, находящихся в совместном ведении владельцев предприятий и влиятельных профсоюзов, представляющих интересы наемных работников.

Размер гарантированных выплат в случае безработицы зависит от трудового стажа, а сроки вы­плат — от продолжительности уплаты страховых взносов, их величины и возраста работника.

Ярким представителем такой политики является Германия, где государственные социальные ин­вестиции достаточно широко охватывают такие сферы, как здравоохранение, социальное страхование, жилищно-коммунальную сферу. Финансовая система Германии построена таким образом, что она впол­не соответствует правительственной политике социальной рыночной экономики. Огромное внимание в ней уделяется социальному обеспечению и поддержанию нормального уровня жизни населения.

Так, в Германии существуют специальные правительственные фонды (помимо основных бюдже­тов), которые формируются в основном за счет отчислений с заработной платы. И преобладают в ос­новном фонды социального обеспечения, по объему они стоят на втором месте после государственного бюджета страны. Главное место среди них занимает Фонд социального страхования, который охватывает отдельные виды страхования — по временной нетрудоспособности, на случай безработицы, от несчаст­ных случаев, пенсионное страхование рабочих и служащих, пенсионное страхование лиц, не работаю­щих по найму.

Социальное страхование, основывается на профессионально-трудовой социальной со­лидарности, что позволяет аккумулировать крупные финансовые ресурсы, обеспечивающие гарантии предоставления качественной медицинской и реабилитационной помощи, высокий уровень страховых выплат (пенсий и пособий). Данная модель характеризуется демократичностью управления и прозрачно­стью финансовых потоков. Товарищества взаимного страхования действуют на основе самоуправления, самофинансирования и некоммерческого хозяйствования под государственным правовым контролем.

В сложившейся в странах Северной Европы модели общественного развития важнейшее место занимает политика, основанная преимущественно на социал-демократических ценностных ориентациях. Это — социальная справедливость, выравнивание доходов. Сглаживание имущественного неравенства и в перспективе — создание общества демократического социализма скандинавского типа на базе государ­ства благосостояния. К последним обычно причисляют промышленно развитые страны с высоким жиз­ненным стандартом, широкой системой соцобеспечения и развитой инфраструктурой в основном на государственном уровне.

Первые места в этой группе благоденствующих государств Социал-демократической (сканди­навской) модели неизменно отводились скандинавским странам и прежде всего Швеции. Именно здесь наглядно воплотились как возможности социальной политики, основанные на высоком уровне развития производительных сил и богатстве этих стран, так и ее пределы, обусловленные экономическими и по- 93 литическими факторами.

Социальная политика Северных стран имеет характерные черты, отличающие их от других раз­витых государств Запада.

Во-первых, ее отличает универсальность, всеобщность. Системой социального страхования ох­вачено все население, а не только ее беднейшая часть, как во многих других странах.

Во-вторых, доминирующую роль в социальной защите населения играет государства в лице цен­трального правительства и местных органов власти. Отсюда — высокий удельный вес социальных рас­ходов государства в ВВП и госбюджете. Достижение всеобщего благосостояния и высокого при этом уровня предоставляемых социальных гарантий требует значительных затрат со стороны шведского госу­дарства. С этой целью в стране функционирует прогрессивная налоговая система, которая позволяет ак­кумулировать в государственном бюджете большие объемы ресурсов и перераспределять тем самым зна­чительные объемы первично распределяемых доходов.

В-третьих, социальная политика тесно связана с государственным регулированием экономики, которое имеет явную социальную направленность.

В-четвертых, особую роль играет обеспечение занятости. В Швеции, например, полная занятость считается главной и неизменной целью экономической политики.

И, наконец, социальная политика североевропейских стран имеет свои особенности финансиро­вания. Прежде всего, это — целенаправленное регулирование социальных процессов преимущественно на государственном уровне путем перераспределения национального доход. Доля государственных рас­ходов в ВВП составляет в Швеции 66 процентов, в Дании61 процент, в Финляндии56 процентов. Основная часть этих расходов идет на удовлетворение потребностей объектов социального назначения. Весьма значительную часть среди них составляют и трансфертные платежи, благодаря которым проис­ходит перераспределение национального продукта в пользу наименее обеспеченных слоев населения.

Отмеченные три модели нигде в мире не встречаются в чистом виде, представляя собой «идеаль­ные типы» социального государства, каждый из которых имеет свои достоинства и недостатки. На прак­тике обычно можно наблюдать сочетание элементов либеральной, корпоративной и социал- демократической моделей при явном преобладании черт одной из них.

Излишне и говорить, что копировать опыт другой страны невозможно и бессмысленно. Но все же некоторые базисные принципы современной социальной политики заслуживают внимания. Речь идет о таких общепризнанных принципах, как вложение в человеческие ресурсы, приоритетное развитие образования, медицины, науки. В США, к примеру, несмотря на смену общественного настроения, изме­нения идеологии и политики правящих партий, эти принципы уцелели. Нужно понять, что активная со­циальная политика, вложение в человеческие ресурсы — важнейшие условия успешного экономического развития. Если что-то заимствовать у США, то именно эту философию, а, скажем, не планы повышения пенсионного возраста. Или возьмем другой принцип — участие бизнеса в социальных программах. Он стал аксиомой для американцев, но все еще является спорным для нас.

Весьма плодотворно в социальной инфраструктуре многих стран ведут деятельность некоммер­ческие организации. Целесообразно было бы определить на общероссийском и региональном уровнях приоритетные области, в которых наиболее эффективна деятельность НКО. Некоммерческим организаци­ям, имеющим возможность предоставлять весьма широкий спектр социальных услуг, обладающим большой динамичностью, возможностями привлекать дополнительные финансовые источники, исполь­зовать потенциал волонтеров, надо дать возможность активно участвовать в оказании негосударственных социальных услуг.

Органы государственной власти, действующие в социальной сфере, могли бы более широко ис­пользовать возможности НКО по созданию дополнительного количества рабочих мест, на конкурсной основе передавая им часть финансовых ресурсов на выполнение социальных проектов. Необходима тщательно разработанная процедура предоставления социальных грантов органами государственной и муниципальной власти некоммерческим организациям.

Очень распространенный источник финансирования — гранты, предоставляемые частными фон­дами, хотя их пока мало в России. Поэтому все большее количество организаций обращается в фонды и представительства зарубежных организаций за финансовой поддержкой.

Государство не должно поощрять иждивенчество, ему следует выступить в качестве интеллекту­ального информационного центра, который помогает сформировать среду самообеспечения. Для этого задействуются различные общественные структуры, объединяющие предпринимателей, представителей малого бизнеса, научных, финансовых, проектных организаций, фондов, их объединения и сети.

Таким образом, обобщив опыт зарубежных стран, можно констатировать, что основным направ­лением модернизации социальной сферы во многих странах, является переход к смешанной системе ин­вестирования в социальные отрасли (бюджетное финансирование, страховые взносы и частные инве­стиции) предоставление свободы хозяйственной деятельности предприятиям и организациям социаль­ной сферы, развитие частного сектора; либерализация налогового режима для социальных отраслей или видов деятельности. Для этого не только увеличиваются объемы, выделяемых из бюджета средств, но и продолжаются работы по совершенствованию законодательства.

В настоящее время во многих странах ЕС достигли высокого уровня развития программы защиты семейного дохода, опускающегося ниже установленной планки, которые финансируются из бюджетных средств. В скандинавских странах, отличающихся наибольшей широтой охвата населения подобными программами, им придан общегосударственный статус. В центрально-европейских странах такие про­граммы действуют на региональном и местном уровнях. Такой опыт, на наш взгляд, также небезынтере­сен для России.

Обращение к новым ресурсам позволит изменить существующий сегодня стереотип, рассматри­вающий экономику как пополняющую доходную часть бюджета, а социальную сферу как расходную его составляющую. Возникает новое видение не только «реальной» или «социально-ориентированной» эко­номики, но и целостной «социальной экономики», что, в свою очередь, может устранить снисходитель­но-патронирующее отношение местной власти к населению и общественности, мобилизовать актив­ность жителей на развитие города, района, территории; а также раскрыть возможности человеческого потенциала для решения общих насущных проблем.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру