Стратегия и Управление.ru
Dec 8

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Кластерный подход к развитию туризма как фактор повышения конкурентоспособности региона

По оценкам Всемирного совета по туризму и путешествиям, доходы от туризма в 2007 году в ВВП России с учетом мультипликативного эффекта составили 6,7%. Согласно данным того же источника, число рабочих мест в туризме составило 1% от общей занятости, с учетом смежных отраслей — 5,7%, инвестиции в основной капитал в туристскую индустрию России составляют 12,1% от общих инвестиций при годовом росте в 8,2%.

Отмечая положительную тенденцию, сложившуюся в последнее время в российском туризме, UNWTO прогнозирует, что к 2010 году Россия займет 9 место в мире по приему иностранных туристов (29,5 миллиона человек), что позволит создать дополнительно 1,6 миллиона рабочих мест и увеличить ежегодный доход государства на 36,9 миллиарда долларов.

Очевидно, в стратегической перспективе региональная политика в сфере туризма становится по актуальности в один ряд с политикой федеральной в силу следующих обстоятельств. Во-первых, принятая в 2008 г. «Стратегия развития туризма в Российской Федерации на период до 2015 г.» (далее Стратегия) в принципе не в состоянии учесть специфику российских регионов, которые отличаются чрезвычайным разнообразием территорий, природно-ландшафтными, климатическими характеристиками, традициями, этническим составом населения, ремеслами, промыслами, составляющими уникальность и самобытность конкретной республики (области, края) и района. Во-вторых, необходимость разработки собственной политики в области туризма региона определяется возможностями данной отрасли решить широкий круг социально- экономических проблем. Мировой опыт свидетельствует, что с помощью туризма можно преодолеть неравномерность развития отдельных территорий региона, оживить региональную экономику за счет привлечения инвестиций, дополнительных поступлений доходов в местный бюджет; улучшить инфраструктуру; обеспечить занятость населения и предотвратить внешнюю миграцию трудоспособного населения; поддержать предпринимательство и местную промышленность, обеспечив спрос на товары местных товаропроизводителей; улучшить экологическую обстановку за счет дополнительного финансирования природоохранных программ. В-третьих, грядущий передел всего мирового экономического пространства несет в себе возможности для занятия российскими туристическими компаниями и целыми регионами (с их уникальным туристическим и рекреационным потенциалом) новых конкурентных позиций. Применительно к туристическому комплексу России это предполагает эволюцию в области законодательства, развитие региональной инфраструктуры, внедрение разнообразных технологий, включая информационные, рекреационные и транспортные, развитие объектов и географии турцентров, создание сетевого взаимодействия всех участников туристического сектора региона, внедрение новых технологий управления.

Представляется, новые технологии управления должны системно воплотиться в региональных стратегиях по созданию и развитию конкурентоспособных туристско- рекреационных кластеров. Несмотря на то, что формирование региональных туристско- рекреационных кластеров является принципиально новым подходом к управлению развитием в России, в некоторых российских регионах (Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, Самарская область, Бурятия) уже приняты подобные кластерные стратегии. Тема выделения и формирования отраслевых и региональных кластеров и кластерной политики с некоторых пор нашла отражение и в правительственных документах. Так, например, в «Концепции долгосрочного развития социально-экономического развития РФ до 2020г.» кластерная политика признана «новым институтом развития, способствующим снятию барьеров в развитии экономических связей». В то же время в мире кластерный подход широко и успешно апробирован как инструмент повышения конкурентоспособности отраслей и территорий. Бурное развитие кластерных инициатив во всем мире обусловлено тем, что с начала 1980-х гг. экономическая наука и практика государственного управления за рубежом тесно связывает участие территории в глобальных обменах с кластерной формой территориально-отраслевой организации производства. Однако в современной экономической науке исследованы преимущественно промышленно-производственные и научно- технологические кластеры. Что касается туристско-рекреационных кластеров, то в силу отмеченных выше стремительных изменений в туристической отрасли мировой экономики, теория данного вопроса является неструктурированной и нуждается в дальнейшей разработке. Так, в вышеупомянутой Стратегии развития туризма в РФ задача создания туристско-рекреационных кластеров даже не поставлена, тогда как в семи туристско-рекреационных зонах, создание которых законодательно объявлено в 2008 г. на территории Калининградской и Иркутской областей, Краснодарского, Ставропольского и Алтайского краев, а также в республиках Бурятия и Алтай, лежат принципы кластерной организации.

Основываясь на принятой методологии кластерного анализа и общих принципах кластерной теории, авторы в данной статье предлагают ряд положений по обоснованию эффективности кластерного подхода к развитию туризма, а также исследуют проблемы и перспективы создания туристско-рекреационного кластера в Южном федеральном округе (ЮФО). При этом под туристическим кластером предлагается понимать группу географически локализованных взаимосвязанных компаний, поставщиков специализированных услуг, инфраструктуры, образовательных центров органов государственной власти и других организаций, взаимодополняющих друг друга и ориентированных на удовлетворение общественных потребностей в туризме и рекреации.

Регион, производство в котором сформировано по кластерному принципу, принято называть сетевым. Сетевая организация экономического пространства является проекцией производственных сетей на территорию — так называемые сети, привязанные к месту (networks of place). Она основана на том, что включает в себя автономные и взаимозаменяемые звенья — производственные комплексы и предприятия.

Также как и в случае с промышленным кластером, экономическая мощь рекреационного региона по нашему мнению, должна определяться не физическими объемами туристических услуг, а мобилизационным ресурсом всей сети, ее общим влиянием на национальные и глобальные обмены региона. Эффект мобилизации сети позволяет быстрее и более гибко реагировать на изменения в системе глобального обмена. Tourist Networks of Place (туристические сети региона) формируют своеобразную «матрицу капитализации», которая обеспечивает «дооценку» активов, попадающих в сетевой регион: перемещение на его территорию дает работнику возможность повысить стоимость своей рабочей силы; формирование сети предприятий по перемещению, размещению, питанию, рекреации и анимации туристов позволяет повысить стоимость земли, на которой они размещены и т. д. Туристическая сеть, образующая структуру кластера региона, тем самым добавляет к капиталу размещенных в нем предприятий своеобразную «территориальную маржу».

По М. Портеру, неотъемлемый целевой атрибут и главное свойство кластера — его конкурентоспособность в национальном и мировом хозяйстве. Следуя данной логике, туристический кластер должен быть открыт для глобального рынка и в этом смысле является частью мировой экономики. Этот тезис подтверждается выводами целого ряда авторов, исследующих теорию и международную практику функционирования кластеров, которые солидарны с мнением М. Портера, что без участия в глобальном обмене и управлении потоками ценностей открытость территории, даже будучи закрепленной в публично-правовой интеграции государств и регионов в зоны свободной торговли и экономические союзы, в эпоху развития глобализации не означает наличие на этой территории полноценного кластера. В частности, отмечают В. Княгинин и П. Щедровицкий, невзирая на огромные средства, направляемые ЕС на развитие юга Италии, пока не удалось сократить отставание данного региона от северных районов страны. Присоединение к ЕС Великобритании и Греции также не привело к автоматическому решению региональных проблем этих стран.

Опираясь на известные исследования, нами предлагается ряд отличительных признаков, которыми должен обладать туристско-рекреационный кластер:

  • - темп прироста продукции кластера превышает средний темп прироста ВРП;
  • - конкурентоспособность кластера с учетом удельных затрат и качества продукции не уступает конкурентоспособности соответствующих секторов экономики других стран и регионов;
  • - происходит устойчивое кооперирование отраслей, входящих в кластер, формирование на этой основе агломерационных процессов и сетевых форм организаций;
  • - развитие информационных и маркетинговых связей между предприятиями кластера осуществляется на основе современных технологий, в рамках межрегиональной экономической интеграции формируются недостающие звенья цепочки создания стоимости, общие стандарты производства, поставок и управления, активно развиваются туристические бренды.

Несмотря на угрозу террористических актов в ряде субъектов ЮФО, что существенно препятствует развитию туристско-рекреационного комплекса юга России, последние годы курорты Краснодарского края и Северного Кавказа стабильно посещают порядка 2–2,5 млн. туристов, рекреантов и экскурсантов. Скорее всего именно поэтому государство оказывает поддержку развитию туристской инфраструктуры в основном в рамках ФЦП «Юг России». Так, только за период 2006–2007 гг. в рамках программы в регионах ЮФО были пущены в эксплуатацию две канатные дороги: на Домбае — Карачаево-Черкесская Республика и на Эльбрусе — Кабардино-Балкарская Республика; введена в строй первая очередь подъездных дорог на горнолыжный курорт Лаго-Наки — Республика Адыгея. Запуск в эксплуатацию перечисленных объектов позволил увеличить поток туристов на Домбай с 70 до 90 тыс. человек и привлечь на строительство 51 малого гостиничного комплекса свыше 500 млн. рублей частных инвестиций. В курортных регионах Кавказских Минеральных Вод и г. Анапы в результате решения программных мероприятий в 2007–2008 гг. мощность водоснабжения и сооружений водоотводящих систем возросла на 40%, что позволит увеличить возможность приема отдыхающих на 500 тыс. человек. На территории Майкопского района Республики Адыгея в рамках ФЦП за счет привлеченных частных инвестиций построены и введены в эксплуатацию 3 гостиницы на 200 мест.

Мировой опыт показывает, что кластерный подход предполагает развитие различных форм частно-государственного партнерства, реализацию программно-целевых методов управления, что требует мобильности и экономической эффективности системы регионального управления. Пока такие подходы не нашли широкого распространения в системе государственного управления России, а потому государственный менеджмент не в состоянии ни создать условия для привлечения существенных частных инвестиций в туристстско-рекреационные объекты, ни обеспечить эффективное функционирование местных туристических компаний, ни повысить конкурентоспособность локальных экономик, принимающих туристов. Именно в силу отсутствия в регионах России зрелых конкурентных туристско-рекреационных кластеров наша страна, имеющая высокий туристско-рекреационный потенциал, на сегодняшний день занимает на мировом рынке далеко не лидирующее место.

Создание полноценных туристско-рекреационных кластеров планируется в ряде регионов России, в том числе и в Республике Северная Осетия-Алания (РСО-А). Оценивая возможности создания такого кластера, отметим, что на территории республики российскими экспертами выделяются десять перспективных инвестиционных площадок для планомерного освоения и развития: Мамисонский, Куртатинский, Дигорский, Цейский и др. Реализация проектов создания и развития горно­рекреационных комплексов в Мамисонском и Дигорском ущельях предусмотрена за счет средств ФЦП «Юг России (2008–2012 годы)», средств республиканского бюджета и внебюджетных средств. В ближайшей перспективе предусматривается освоение Коринской лечебно-оздоровительной местности для организации круглогодичного санаторно-курортного лечения на базе уникальных природных лечебных ресурсов, развитие горно-рекреационного комплекса «Цей», развитие туристско-рекреационного потенциала района горы Казбек, строительство всесезонного парка спорта, отдыха и развлечений на инвестиционной площадке, находящейся в окрестностях г. Владикавказа.

Однако наличие уникальных рекреационно-туристических ресурсов и их частичное освоение представляют собой необходимые, но недостаточные предпосылки для формирования туристско-рекреационного кластера РСО-А. Основные факторы — наличие продуманной, тщательно выверенной стратегии формирования сетевых взаимодействий кластера, создание адекватного механизма управления социально-экономическим развитием региона, включая его организационно-управленческие и финансово- экономические составляющие, а также эффективную политику органов государственной власти.

К числу направлений региональной кластерной политики в РСО-Алания, по нашему мнению, следует отнести:

  • - выявление и мониторинг ситуации формирования и развития регионального кластера, в том числе выявление структуры кластера, финансирование аналитических исследований условий и факторов развития кластера как на внутреннем, так и на внешнем рынке, оценка влияния кластера на экономику и социальную сферу региона;
  • - поддержка кластерных инициатив, направленных на достижение результативной кооперации организаций — поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций в рамках проектируемого кластера;
  • - формирование коммуникационных площадок для потенциальных участников территориальных кластеров соседних регионов (прежде всего, Кабардино-Балкарии и Ставрополья), в том числе за счет их интеграции в процесс разработки и обсуждения стратегий макрорегионального развития, содействие обмену опытом между соседними регионами ЮФО по реализации кластерной политики;
  • - формирование институциональной среды для развития макрорегионального туристического кластера;
  • - способствование консолидации участников кластера, реализация программ содействия выходу предприятий кластера на внешние рынки, проведение совместных маркетинговых исследований и рекламных кампаний, реализация образовательной политики согласованной с основными представителями кластера, обеспечение возможности коммуникации и кооперации предприятий, научно-исследовательских и образовательных учреждений;
  • - развитие единой информационно-коммуникационной и рыночной инфраструктуры макрорегиона, а также развитие инженерной инфраструктуры субъекта РФ;

Представляется, что идея формирования локального (регионального) туристического кластера, отраженная в программных документах Правительства РСО-А, обречена на провал по причинам высокой изношенности материально-технической базы туристско-рекреационного комплекса региона, неразвитости цепочек системы накопления стоимости (в туристическом кластере система накопления стоимости включает, как минимум, четыре типа цепочек накопления стоимости поставщиков, средств размещения и развлечений, каналов сбыта, а также самих покупателей-туристов и рекреантов), хронического недофинансирования крупных инфраструктурных проектов на территории РСО-Алания, высокой дотационности бюджета региона (не менее 60% за последние 5 лет). Аналогичная ситуация наблюдается в большинстве субъектов ЮФО. Создать эффективные туристско-рекреационные кластеры с учетом развивающегося экономического кризиса отдельным регионам-субъектам ЮФО будет исключительно сложно даже в стратегической перспективе. В этой связи нами предлагается проект создания мощного макрорегионального туристско-рекреационного кластера «Северный Кавказ».

Стратегическую конкурентоспособность потенциального кластера предопределяют уникальные по мировым меркам природные достопримечательности горной системы Большого Кавказа в границах России:

  • - горные вершины как альпийского типа, так и с острыми вершинами (высота кавказских гор колеблется от 2000 до 5500 м над уровнем моря — это горы Дыхтау, Шхара, Коштантантау, Джангитау, Казбек, а также высочайшая вершина Кавказа Эльбрус (5642 м);
  • - живописные ущелья и протяженные реки (неглубокие, но очень бурные и порожистые) — это Терек с притоками Сулак, Андийское и Аварское Койсу, Самур и Кубань с притоками Лаба, Уруп, Белая;
  • - водопады и озера в основном ледникового происхождения — это озера Теберды, Архыза, Кавказского заповедника, Чхалтинского и Кодорского хребтов.

Здесь расположены несколько природных заповедников: Большой Кавказский (Зубровый парк), Тебердинский, Кабардино-Балкарский и Северо-Осетинский. Действующая туристско-рекреационная сеть макрорегиона характеризуется сочетанием спортивно-туристских и лечебно-оздоровительных учреждений. К первым можно отнести несколько десятков турбаз, гостиниц и альпинистских лагерей. В советское время здесь сформировалось несколько всемирно известных центров горного туризма. Наиболее крупные из них расположены в Карачаево-Черкессии. Это высокогорные курорты «Джамбалайская поляна», «Архыз», «Теберда», туркомплекс «Домбай». Другой крупный центр образовался в Кабардино-Балкарии, где популярным местом горного туризма, альпинизма и горно-лыжного спорта является Приэльбрусье. Здесь следует отметить такие комплексы, как «Азау», «Башиль», «Иткол», «Приют 11», «Чегем», «Чегет», «Эльбрус-Юсеньги». На востоке, в Северной Осетии, в районе Скалистого и Лесистого хребтов, в Цейском и Дигорском ущельях расположен третий центр. Сюда относятся турбазы «Дзинога», «Кахтисар», «Урсдон», туркомплекс «Цей».

Предполагаемый кластер может иметь следующую структуру: горнолыжный кластер (сеть туркомплексов предгорья Северо-Кавказского горного хребта), курортный кластер (климато-бальнео-грязевые курорты Кавказских Минеральных Вод — Пятигорск, Железноводск, Кисловодск, Ессентуки, других районов Ставропольского края, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии; горноклиматические курорты в Карачаево- Черкессии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии), кластер нетрадиционной и геронтологической медицины (лечебно-диагностические и медицинские центры Кавказских Минеральных Вод, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии), а также иные кластерные структуры.

К началу XXI века туристический рынок стал глобальным. В сегменте выездного туризма и рекреации вхождение России в глобальный рынок уже произошло, и теперь россияне имеют вполне реальную возможность выбирать между российскими и зарубежными предложениями. Для российских компаний это означает появление новых конкурентов, количество которых на каждом этапе будет последовательно возрастать. Российские региональные туристические и рекреационные рынки стремительно теряют свою изолированность, постепенно становясь частью общероссийского, макрорегионального и глобального рынков. Главными характеристиками глобального рынка являются: наличие крупных транспортных компаний и международных туроператоров, транснациональная система каналов сбыта туристических и рекреационных продуктов, развитая инфраструктура обслуживания, эффективный менеджмент, обеспечивающий высокую доходность на вложенный капитал, высокая ценовая и содержательная дифференциация туристических продуктов и услуг.

Конкурировать малоэффективным, плохоструктурированным локальным туристско-рекреационным комплексам дотационных регионов в будущем будет все сложнее, именно поэтому мы считаем, что о кластерном подходе на юге России говорить сегодня следует в макрорегиональном контексте. Предлагаемая кластерная форма организации туризма и рекреации нацелена на создание инновационных по содержанию, макрорегиональных по форме и локальных по месту реализации туристических и рекреационных продуктов, ведь важной отличительной чертой кластера является его инновационная ориентированность. Наиболее успешные кластеры формируются там, где осуществляется создание нового конкурентоспособного продукта и применяются инновационные технологии с последующим выходом на новые «рыночные ниши». Условием эффективной трансформации идей и ноу-хау в инновации, а инноваций в конкурентные преимущества в предлагаемом к проектированию кластере будет укрепление и дальнейшее развитие неформальных устойчивых связей между всеми участниками кластера. Именно интеграция взаимодополняющих компаний в рамках Северо-Кавказского туристско-рекреационного кластера может, по нашему мнению, способствовать формированию мощной системы распространения новых знаний и технологий. Однако для этого необходимы институциональные условия, поэтому кластерные стратегии субъектов ЮФО должны быть согласованы и интегрированы в единую стратегию инновационного развития туризма и рекреации юга России.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру