Стратегия и Управление.ru
Dec 10

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Чем плоха покупка «Тройки Диалог» Сбербанком

Сделка поэтапная, с первой выплатой в 1 миллиард долларов и последующей выплатой, которая составит как минимум 200 миллионов долларов, но окончательная сумма которой будет зависеть от результатов ближайших двух лет. Президент Сбербанка Герман Греф сообщил, что «это знаковая сделка для российского рынка». Она и правда знаковая, поскольку консолидирует контроль государственных финансовых институтов над российским финансовым рынком. Среди российских коммерческих банков все верхние позиции и так занимают государственные или квазигосударственные типа Газпромбанка. Госбанки контролируют половину активов банковской системы, а активы Сбербанка в 10 раз выше активов самого крупного частного банка — «Альфы».

Теперь и в инвестбанковском секторе будут доминировать государственные киты. «ВТБ Капитал», дочка второго по величине, и тоже государственного, коммерческого банка, лидирует в главных видах инвестиций, в частности в рублевых бондах и в выпуске акций и облигаций российских компаний на мировых рынках. В тройке сильнейших удержался только один частный инвестиционный банк, «Ренессанс Капитал», а остальные частные российские игроки остались далеко позади.

Павел Теплухин, один из основателей «Тройки», объясняет, что Сбербанк задержался с развитием инвестбанковской деятельности. Например, в ВТБ отделение, которое занимается инвестициями, «ВТБ Капитал», было создано еще в 2008 году и начало бурно развиваться, наняв специалистов из Deutsche Bank. «Сбербанк уделял этому бизнесу  недостаточно внимания, быть может, в силу других приоритетов. Теперь же для Сбербанка покупка „Тройки“, возможно, единственно возможный вариант развития событий. И по сути, приобретая „Тройку“, Сбербанк впрыгивает в последний вагон уже ушедшего поезда. Если бы эта сделка не случилась, думаю, в Сбербанке никогда не было бы инвестиционно-банковского подразделения, потому что шансы создать его с нуля в столь жесткой конкурентной среде практически отсутствуют».

Если для Сбербанка покупка «Тройки» стала последней возможностью всерьез заняться инвестициями, то встает вопрос: не переплатил ли за нее впопыхах российский гигант? Теплухин справедливо замечает, что окончательная сумма сделки еще не определена. «Мы знаем лишь некую формулу, которая включает в себя ряд неизвестных, которые станут известны в ближайшие два года», — говорит он, а также замечает, что в 2007 году «Тройка Диалог» оценивалась в 3 миллиарда долларов, а в последние месяцы назывались суммы 2 миллиарда, 1,5 миллиарда — и у каждой было свое обоснование.

Судя по этим оценкам, хотя заявленная цена достаточно высока, но Сбербанк за «Тройку» явно не переплачивает. Конечно, притом что на рынке уже во всю доминирует «ВТБ Капитал», позиции «Тройки» могли бы пошатнуться и цена могла бы упасть ниже. Однако Сбербанк, со своими финансовыми возможностями, позицией на банковском рынке и поддержкой Банка России, который владеет его контрольным пакетом, несомненно, сможет не только сохранить основной бизнес «Тройки», но и в значительной мере его расширить. Сможет, наверное, вести бизнес и в дружественных странах СНГ. «ВТБ Капитал», например, имеет неплохие позиции на рынках Украины и Казахстана. Ну и конечно, во второй волне приватизации государственных компаний, начавшейся в этом году с продажи 10% того же ВТБ, государственные инвестиционные банки могут рассчитывать на больший кусок сделок, общая сумма которых может составить почти 30 миллиардов долларов.

Команда «Тройки» во главе с Рубеном Варданяном, который, согласно условиям сделки, должен остаться у руля на три года, наверное, уже потирает руки, предвкушая, как сможет использовать такой серьезный ресурс, как Сбербанк, для развития бизнеса.

Укрупнение российских инвестиционных банков по идее должно было бы сделать их более конкурентными на мировых рынках. Однако у иностранных инвестбанков позиции намного сильнее, и опасаться им со стороны россиян абсолютно нечего. Более того, как показывает практика, государственные банки, даже если они будут конкурировать друг с другом, по большому счету не способны ни бороться за место под солнцем, ни развивать и осваивать новые продукты.

И еще одна маленькая, но существенная деталь. Сбербанк выкупил 36-процентную долю в «Тройке» у южноафриканского Standard Bank. Дело небольшое и не имеющее прямого отношения к самой сделке. Побочный факт. Но он продолжает недавно наметившуюся тенденцию: иностранные банки уходят с российского рынка. Несмотря на вновь начавшийся рост экономики и обильный приток нефтедолларов, Barclays, например, объявил в феврале что собирается продать свою российскую банковскую дочку, хотя британский банк будет продолжать развивать в России инвестиционное банковское подразделение. Другие коммерческие банки, среди которых Rabobank, Swedbank и Banco Santader, жалуются на то, что их выжимают с рынка российские госбанки. Они захватывают наиболее кредитоспособных клиентов, а это на сегодняшний день тоже в основном госкорпорации, оставляя конкурентам, как иностранным, так и частным российским, более рисковую часть бизнеса.

Примерно то же, наверное, будет происходить в инвестиционном банковском бизнесе, с той лишь разницей, что местных конкурентов у государственных инвестбанков и так очень мало. Сбербанк уже имел однажды в стране монополию. Мало кто в России желал бы вернуться к тому качеству и разнообразию банковских услуг, которые он предоставлял в советское время.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру