Стратегия и Управление.ru
Dec 10

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Изменения для стабильности

В 1985 году вышла в свет книга Питера Друкера «Инновации и предпринимательство: практика и принципы». Она начинается с рассмотрения феноменального роста числа занятых в американской экономике в условиях циклического промышленного спада второй половины шестидесятых — первой половины восьмидесятых годов с 71 до 106 миллионов человек.

500 крупнейших, по списку журнала «Форчун», учреждений США потеряли за это время 4-6 млн. рабочих мест. Правительственные учреждения США — около 5 млн. Снижение деловой активности крупных промышленных компаний и учреждений, обеспечивавших экономический рост во время четвертого большого цикла Кондратьева, усиливалось влиянием энергетических кризисов 1973 и 1979 годов.

Таким образом, американская экономика за пределами традиционно основных сфер занятости создала более 40 млн. новых рабочих мест. Это, помимо влияния промышленного спада, позволило полностью компенсировать рост количества трудоспособного населения, связанный с послевоенным бумом рождаемости, и увеличение доли работающих женщин.

Для наглядного подтверждения описанной тенденции можно сравнить динамику занятости в экономике США в 1965 — 1985 годах и во времена аналогичного промышленного спада в период Великой депрессии (табл. 2). Кроме того, можно сказать о том, что в странах Западной Европы количество рабочих мест с 1970 по 1984 год сократилось на 3-4 млн. человек.

Таблица 1 Уровень занятости населения в США в 1965–1985 гг. (млн. чел.)


1965

1970

1975

1980

1985

Экономич. активное население

74,5

82,8

93,8

106,9

115,5

Количество безработных

3,4

4,1

7,9

7,6

8,3

Занятые в экономике

71,1

78,7

85,9

99,3

107,2

Таблица 2 Уровень занятости населения в США во время кризиса 1929–1939 гг. (млн. чел.)


1929

1933

1939

1940

Экономич. активное население

49,2

51,6

55,2

55,6

Количество безработных

1,6

12,8

9,5

8,1

Занятые в экономике

47,6

38,8

45,7

47,5

Только 12% новых рабочих мест, созданных в США за этот период времени, пришлось на отрасли новых технологий, только начинающих свой жизненный цикл. Поэтому объяснить рассматриваемый феномен циклическим ростом новых отраслей не представляется возможным.

Основная масса новых рабочих мест была создана в небольших и средних предприятиях. Более половины из них не относились к сфере обслуживания, как это принято считать, а действовали в сфере обрабатывающей промышленности. Значительным сектором роста стали частные некоммерческие организации: больницы и школы. Их развитие происходило несмотря на тяжелое положение аналогичных государственных и муниципальных учреждений.

Похожая ситуация имела место в сфере государственно-частного партнерства, в рамках которого штаты и муниципалитеты на конкурсной основе передавали частным фирмам выполнение обслуживающих функций: уборку мусора, противопожарную охрану, перевоспитание заключенных и т. д.

Описанный нетипичный рост занятости П. Друкер объясняет формированием в постиндустриальном обществе США новой предпринимательской экономики, основанной на эффективном управлении техническими и организационными нововведениями.

Эпоха без закономерностей

По широко распространенному мнению предпринимательская экономика является американским культурным феноменом, позднее распространившимся в Западную Европу и Японию. Действительно, трудно себе представить более подходящую для предпринимательства почву, чем национальная система ценностей американцев, в которой доминируют личная свобода, индивидуализм и стремление к внешне ярко выраженному успеху. Любое начинание в этой стране становится прежде всего бизнесом, эффективность которого легко измеряется уровнем капитализации, рентабельностью, ростом продаж. Именно благодаря великой американской мечте в США промышленный рост впервые позволил достичь экономического процветания и уровня благосостояния с «машиной в гараже и курицей в кастрюле» каждого потребителя.

Для менеджмента такое благосостояние означает появление внешних макроэкономических ограничений роста. На рыночный спрос помимо цены и качества продукции начинают активно влиять прочие предпочтения и вкусы потребителей, возникает сегментация рынка, ускоряется моральное старение продукции под влиянием моды. Эти изменения дополняются ужесточением социальных, политических, экологических ограничений на деятельность компаний со стороны государства и общественности.

Росту макроэкономических и рыночных требований соответствует рост технологических и инновационных возможностей производителей. Повышение гибкости технологий дало возможность быстро осваивать выпуск новой продукции и удовлетворять потребности ограниченных групп потребителей на основе крупномасштабного производства. Так, уже в начале восьмидесятых годов компании автомобильной промышленности США выпускали часть продукции по индивидуальным заказам клиентов, поступающим на заводы от дилеров по электронным сетям.

Активизация исследований и разработок позволила регулярно обновлять ассортимент, повышая технические параметры продукции и формируя тем самым новые потребности и области спроса. Характерным примером здесь является разработка в 1971г. компанией Sony бытового видеомагнитофона, в результате чего возник новый, весьма значительный сектор радиоэлектронной промышленности.

Новые высокие технологии все чаще стали проникать в новые хозяйственные области, разрушая доселе незыблемые, привычные для менеджеров границы промышленных отраслей. Например, электронная технология значительно изменила облик часовой промышленности.

Мощное развитие информационной и транспортной инфраструктуры привело к глобализации рынков и усилению международной конкуренции.

Такая хаотичность экономической жизни позволила П. Друкеру назвать время постиндустриального общества «эпохой без закономерностей».

Дробление рынков лишило решающего значения конкурентное преимущество масштабов. Рост наукоемкости и специализации деятельности фирм вызвали утончение отраслевой структуры макроэкономики. Те операции, которые выполнялись вертикально интегрированными гигантами, стали передаваться отдельным узкоспециализированным дочерним компаниям, обеспечивающим более высокое качество продукции и рост масштабов за счет обслуживания внешних клиентов. Решающим фактором, обеспечившим высокую эффективность малых, средних и некоммерческих организаций, стало распространение «новой социальной технологии» предпринимательского управления далеко за пределы крупных фирм.

Такие новые возможности малых и средних предприятий, как простор для творчества в достижении великой американской мечты, завеса таинственности вокруг новых технологий, лучшее использование индивидуальных особенностей личности привлекли американцев, обеспечив стабильность экономики и рост занятости.

Наиболее интересную интерпретацию предпринимательская экономика получила в Японии. В силу особенностей национальной культуры японец воспринимает себя не столько как самоценную индивидуальность, сколько как часть более общего коллектива или организации. Такая самооценка послужила основой для высокого уровня лояльности наемных работников по отношению к компаниям. Обратной стороной этого явления стала практика пожизненного найма. Сотрудники и компания, как «единая семья», в такой ситуации оказываются связаны общими интересами и взаимными долгосрочными обязательствами гораздо сильнее, нежели в рамках простого контракта.

Благодаря национальным традициям японский менеджмент оказался крайне эффективным в тех областях, где требовалось обеспечение тесного сотрудничества персонала и различных подразделений для разработок и внедрения нововведений. Неслучайны успехи японских компаний именно в таких инновационно активных отраслях, как электроника, автомобилестроение, исследования космоса.

Кроме того, в Японии компании стали активно выстраивать все более жесткие внешние структуры. Достигалось это за счет усиления связей с поставщиками и потребителями своей продукции. В практику стали входить долгосрочные контракты на поставку и совместные программы повышения качества. Наиболее ярким проявлением этой тенденции стала организация поставок по методу «Канбан».

Глобальная нестабильность

В последнее время многие исследователи, анализируя природу экономической нестабильности, все чаще высказывают мнение о том, что с пределами экономического роста столкнулись не просто промышленно наиболее развитые страны. Речь идет об ограничении роста всей мировой экономики, которая стала складываться как единая система начиная с середины прошлого века на волне промышленной революции и строительства железных дорог.

Пользуясь терминологией теории хаоса, мировая экономика завершает свой переход из стационарного доиндустриального состояния к постиндустриальному, осуществляемый через цепь бифуркаций, соответствующих большим экономическим циклам Кондратьева.

Теперь, по мнению, например, Дж. Сороса, капитализм вот-вот войдет в состояние глубокого кризиса, который разрушит и сложившуюся систему мировых финансовых рынков, и систему глобальных торговых связей. В результате этого кризиса мировая экономика по разным оценкам должна потерять не менее одного триллиона долларов. В пользу подобного сценария развития событий говорит череда финансовых кризисов, переживаемых мировой хозяйственной системой в последние годы.

Первый подобный кризис имел место в 1873 году, когда падение Венской фондовой биржи ознаменовало окончание второго длинного экономического цикла Кондратьева. Второй кризис мирового хозяйства, вошедший в историю как Великая депрессия, начался в 1929 году с потери фондовым рынком США 40% своей стоимости. В результате этих кризисов кардинально перестраивалась структура международной и национальных экономик, менялись базовые экономические отрасли и технологии, а главное — общественная концепция экономического роста.

В наше время неприятности начались осенью 1987 года с кризиса на фондовом рынке США. Далее цепь кризисов была практически непрерывной, последовательно затрагивающей все новые и новые страны. Мексиканский кризис 1994 года и азиатский 1997 года стали наиболее яркими и значительными проявлениями общей тенденции.

Финансовые неурядицы из южной Азии быстро перекинулись на всю мировую экономику, последовательно втянув в свою орбиту Японию, Западную Европу, США, Россию. Глобальный характер кризиса делает актуальной проблему постиндустриальной нестабильности для всего мира. Возникает потребность кардинального пересмотра принципов экономического развития. На повестке дня стоит вопрос о том, что вся парадигма экономического роста, как общественная система ценностей, исчерпала себя.

В наибольшей степени эта проблема затрагивает страны, ранее шедшие по пути импортозамещающей или социалистической индустриализации, к числу которых относился и Советский Союз.

Эти страны, не успевшие за первой волной экономического роста и выбравшие средством догоняющей индустриализации замещение импорта развитием собственной промышленности и ограничение конвертируемости национальной валюты, тем самым создавали закрытую экономику. На первом этапе эта стратегия позволяла высвобождать из традиционного аграрного сектора капитал и трудовые ресурсы, необходимые для быстрого индустриального рывка.

Таблица 3 Уровень занятости населения в России (млн. чел.)


1992

1993

1994

1995

1996

1997

Экономич. активное население

75,66

75,01

73,96

73,14

72,70

71,43

Количество безработных

3,56

4,16

5,48

6,04

6,80

6,43

Занятые в экономике

72,10

70,85

68,48

67,10

65,90

65,00

Кол-во занятых с учетом скрытой безработицы






57,14

Но, в дальнейшем, закрытость от иностранной конкуренции и стабильность внутренних условий хозяйственной деятельности приводили к формированию у предприятий закрытых систем управления, ориентированных, в лучшем случае, только на рост внутренней эффективности. Генерирование, отбор и внедрение эффективных технических и организационных нововведений оказывались затруднены. Национальная экономика в целом теряла свою эффективность.

По мере истощения возможностей финансирования индустриализации за счет аграрного сектора, экспорта топлива и сырья и при росте ресурсоемкости неэффективного промышленного производства у импортозамещающего хозяйства возникает необходимость реформирования. Но даже частичное открытие экономики и введение элементов рыночного регулирования становится настоящим шоком для предприятий, не способных вовремя предсказать и правильно оценить изменение условий хозяйственной деятельности и соответствующим образом к нему адаптироваться. В результате у предприятий возникают финансовые трудности и потеря рабочих мест, экономика страны теряет свою устойчивость, возникает значительная безработица (табл. 3).

На практике скорость спонтанной реакции отечественных предприятий на изменение условий хозяйственной деятельности, происходящее в последние 9 — 10 лет, уступает скорости внешних изменений. Не успев адаптироваться к одной волне перемен, предприятия оказываются накрыты следующей.

Весьма показателен пример одного из таких предприятий аэрокосмической промышленности, на котором программа реорганизации так и не была внедрена, поскольку при ее разработке постоянно сохранялось отставание на один цикл внешних изменений. Комплексная программа перехода на хозрасчет была подготовлена в 1989 году, план конверсии — к 1992 году, а программа адаптации к условиям рыночной самостоятельности готовится до сих пор. В новой программе делается попытка опереться все на то же государственное финансирование конверсионных проектов. Однако, эти расчеты не подтверждаются планами самих органов государственного управления.

Предпринимательское управление

В основе предпринимательского управления, обеспечивающего стабильность организаций и макроэкономическую устойчивость, лежит целенаправленный поиск и внедрение нововведений.

Любое нововведение, прежде чем быть реализованным, проходит через этапы разработки и отбора. Идея нововведения является результатом творческой деятельности человека. Как показывает ряд специальных исследований, генерирование идей происходит без формальной связи с потребностями предприятия. Но на более поздних этапах проработки из числа возникших предложений о изменении существующей практики работы отбираются те, которые, в конечном итоге, наилучшим образом позволят повысить эффективность деятельности.

При всей неуправляемости творческого процесса существует набор методов, использование которых позволяет создать условия для обеспечения эффективности генерирования и отбора новых идей. К их числу относится, в частности, широко известный метод мозговой атаки.

По признаку обновляемого объекта принято различать два вида нововведений: технические, направленные на изменение продукции или технологии, и организационные, направленные на изменение структур и систем управления.

Нововведения могут касаться трех уровней деятельности организации. На уровне текущей производственно-хозяйственной деятельности они оптимизируют действующую операционную систему, исходя из потребностей процесса и повышая краткосрочную эффективность. Локальная организационная оптимизация достигается методами исследования операций, а комплексная — методами реинжиниринга бизнес-процессов. Усилия службы НИОКР в рамках технических нововведений на этом уровне направлены на улучшение действующих видов продукции и технологий.

Более глубокие нововведения обеспечивают конкурентные позиции компании по сегментам "продукт «рынок» внутри областей хозяйственной деятельности. В классификации систем управления эффективность на этом уровне обеспечивается комплексной концепцией маркетинга. Технические нововведения здесь направлены на разработку новых видов продукции, соответствующих изменяющимся предпочтениям потребителей и передовому техническому уровню.

Нововведения на третьем уровне управления, который в научной литературе собственно и получил название предпринимательского, обеспечивают реакцию на стратегические внешние изменения. Именно на этом уровне происходит формирование набора областей хозяйственной деятельности компании, проектирование и изменение систем и структур управления. Технические нововведения связаны с фундаментальными исследованиями и созданием новых технологий, на основе которых происходит формирование новых областей спроса.

Как правило, внедрение нововведений сталкивается с сопротивлением консервативно настроенной части персонала. В области технических нововведений это явление связано с приверженностью к уже действующим видам продукции и технологиям, устойчиво приносящим прибыль. Сопротивление организационным переменам возникает из-за боязни сотрудников оказаться недостаточно компетентными для выполнения новых функций и лишиться ранее завоеванного статуса.

Преодоление сопротивления требует организации специальных мероприятий, связанных с достаточно большими затратами. К их числу относится обучение персонала и создание атмосферы приверженности новшествам. До сознания каждого сотрудника доводится мысль, что изменения не несут в себе угрозу, а наоборот являются необходимым условием развития компании, гарантируют профессиональный рост, обеспечивают стабильность занятости. В изменчивом мире продукция и технологии, системы и структуры управления быстро устаревают и должны быть своевременно заменены более современными. Как говорит П. Друкер, «защищать вчерашний день, т. е. традиционное, намного более рискованно, чем создавать день завтрашний».

В целях снижения сопротивления инновационные проекты по мере возможности следует организационно обособлять от текущей деятельности. В силу чисто психологических причин необходимость достижения оперативных результатов отодвигает на задний план работы, которые должны принести результат в будущем. Задачи инновационной деятельности, таким образом, перестают решаться. Кроме того, обособленность в виде самостоятельного юридического лица позволяет избежать отнесения непосильных накладных расходов действующего крупномасштабного производства на новое направление деятельности.

Для обеспечения эффективности нововведений необходима соответствующая мотивация персонала, привлекаемого для их реализации. Так или иначе, люди идут на риск, связывая свою деятельность с идеями, будущее которых неопределенно, а подобная работа требует, как правило, большей квалификации, чем труд в рамках устоявшегося процесса. Поэтому рекомендуется привязку к конечному эффекту для этих сотрудников осуществлять через участие в капитале и прибыли нового предприятия, которое является дополнением к постоянной зарплате. Подобные системы мотивации активно используются всемирно известными компаниями — новаторами «3М» и «Джонсон и Джонсон».

Процесс адаптации

Нововведения в организациях могут быть спонтанными, вызванными влиянием неожиданных факторов нестабильности, и осознанными целенаправленными. Как правило, когда организация впервые сталкивается с каким-то новым внешним фактором нестабильности, ее адаптация бывает реактивной (см. Рис. 1).

Сначала управляющие фиксируют возникновение отклонения показателей деятельности от ранее намеченного плана. Такие отклонения могут быть как отрицательными, связанными с ухудшением конъюнктуры, так и положительными, вызванными неожиданным положительным эффектом от ранее предпринятых действий.

В худшем случае отклонения фиксируются в сознании управляющих только после того, как успевают сказаться на результатах хозяйственной деятельности и показателях экономической эффективности.

Весьма показательным примером неожиданного положительного внешнего изменения является открытие корпорацией IBM рынка некоммерческих пользователей вычислительной техники, впоследствии приведшее к массовому распространению персональных компьютеров. Т. Уотсон, президент корпорации, совершенно случайно узнал о существовании такого спроса от директора муниципальной библиотеки во время светского ужина.

2_sh1

Рисунок 1. Схема процесса реактивного управления изменениями

Еще некоторое время организации требуется на то, чтобы правильно оценить причину возникших отклонений. Из-за консерватизма мышления человек обычно склонен объяснять новые факты причинами, знакомыми по прошлому опыту. И только когда использование ранее проверенных эффективных методов влияния на ситуацию не приносит положительного результата, начинается поиск новых возможных способов реакции на внешние изменения.

Принятие новых мер приводит к изменению поведения организации, иначе говоря вызывает изменение стратегии. Если это изменение достаточно кардинально, то оно по цепочке вызывает последовательное изменение вначале формальных систем и структур управления, а потом организационной культуры и базовой системы ценностей персонала.

Наивысшей точки изменения достигают в том случае, когда процесс реорганизации требует смены собственника компании на более эффективного. Если, например, акционеры ориентированы на текущую доходность ценных бумаг, а новая стратегия требует реинвестирования прибыли в исследования и разработки, то возникает необходимость поиска новых инвесторов, заинтересованных в долгосрочном росте курсовой стоимости акций или получении косвенного экономического эффекта за счет долгосрочного сотрудничества.

В случае неблагоприятного изменения конъюнктуры весь комплекс внутренних изменений организации необходимо завершить не позже того момента, когда ее финансовые потери достигнут критической величины и она обанкротится. Если организация имеет дело с благоприятными внешними изменениями, то она в случае слишком долгой адаптации рискует упустить новую возможность, которой быстрее воспользуются конкуренты и займут образовавшуюся на рынке нишу. Например, компания Apple, бывшая лидером в создании сложной вычислительной техники, игнорировала потребность учреждений в автоматизации рутинных вычислительных операций и навсегда потеряла этот рынок.

Описанный опыт реактивного управления впоследствии используется организацией для заблаговременного реагирования в случае возникновения аналогичных ситуаций. Это позволяет сократить возможные потери или максимизировать положительный эффект. Разработка ответных мер при активном управлении начинается до начала внешних изменений, а на этапе внедрения нововведений проектные работы стараются максимально запараллелить с тем, чтобы свести срок выработки реакции к минимуму и подойти к моменту начала воздействия внешних факторов во всеоружии. Схема такого активного управления приведена на рис. 2.

2_sh2

Рисунок 2. Схема процесса активного управления изменениями

Главным препятствием для параллельного изменения стратегии, формальных систем и структур, системы ценностей и организационной культуры является значительный рост организационного сопротивления нововведениям и затрат на его преодоление. Поэтому, при наличии в распоряжении управляющих достаточного времени, с целью снижения организационного сопротивления используется следующая последовательность действий. Вначале происходит изменение неформальных элементов организационной культуры, что достигается посредством обучения персонала и внедрения в сознание сотрудников новой системы ценностей и философии управления. После этого сравнительно безболезненно формируются новые системы и структуры управления и организация начинает естественным образом воспроизводить новую стратегию.

Системы предпринимательского управления формировались в экономически развитых странах в ходе естественной эволюции организаций и их внешней среды. Большинству отечественных предприятий только предстоит освоить принцип сохранения устойчивости посредством активной инновационной деятельности, и тем самым обеспечить стране макроэкономическую стабильность.

Времени для проектирования и внедрения таких систем у наших организаций значительно меньше, чем в свое время потребовалось для решения такой задачи иностранным конкурентам. Но в нашем распоряжении находится глубоко проработанный, богатый положительный и отрицательный опыт лидеров. А привычка действовать в условиях неопределенности государственного управления, творческий склад мышления и отсутствие устойчивых стереотипов рыночного поведения, которые пока не успели сформироваться, должны помочь нашим предпринимателям.

Автор — Алексеев Н. С., Опубликовано в журнале: Менеджмент в России и за рубежом, № 2, 1999 год

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру