Стратегия и Управление.ru
Dec 6

Стратегия и управление

Маркетинг и реклама

Экономика и финансы



Из страны бежит капитал

Деньги бегут из страны. Масштаб чистого оттока капитала за последние восемь месяцев уступает только кризисному периоду 2008–2009 годов. Выводят капитал в разных видах и формах, и в первую очередь это делают резиденты. Притом что до кризиса именно они активнее всего привлекали средства.

Давно уже не было такой масштабной негативной реакции экономики и бизнеса на происходящее в политике страны. На фоне призывов к модернизации, переходу к модели инновационного роста капитальные инвестиции частного сектора почти не растут, бизнес режет расходы и экономит, а основные излишки доходов от благоприятной внешней конъюнктуры, остающиеся после уплаты налогов, уходят из страны.

В самой структуре оттока много очевидных свидетельств того, что это именно «бегство» — это особенно стало заметно в I квартале 2011 года. Например, из балансов банков, регулярно публикуемых ЦБ, видно, что растут остатки кредитных организаций на счетах в банках-нерезидентах, стабильно увеличиваются кредиты организациям-нерезидентам. В IV квартале прошлого года это еще можно было расценивать как попытки заработать на удешевлении рубля, то есть, по сути, краткосрочные спекулятивные операции. В I квартале, когда процесс стал даже более выражен, это уже вряд ли можно объяснить спекуляцией: такие позиции в иностранной валюте, скорее всего, прибыли не приносили из-за быстрого дорожания рубля.

Нефинансовый сектор экономики гораздо менее прозрачен, но и в нем наблюдались аналогичные процессы.

Проблема не только в том, что капитал утекает: отток брутто в размере $60 млрд за два квартала не такая уж большая цифра для нас. Бывало и больше даже в относительно спокойные годы. Важно, что капитал почти не притекает: в IV квартале 2010-го — I квартале 2011 года наблюдался приток в размере $27 млрд. А это самые скромные показатели брутто-притока капитала за последние пять лет (если исключить из рассмотрения кризис рубежа 2008–2009 годов).

Важно отметить, что концентрация операций вывода весьма велика. Основной объем средств, похоже, выводит крупный бизнес. Что же может пугать китов российской экономики, заставляя их выбирать, скорее всего, убыточные способы размещения средств? Высокая неопределенность экономической политики, в частности, возможные неблагоприятные налоговые изменения? Административное регулирование отдельных сегментов экономики (лекарственные препараты, топлива, некоторые продукты питания)? Или, может быть, предстоящие выборы?

Неблагоприятные для бизнеса изменения в экономической политике появились гораздо раньше IV квартала 2010 года. Видимо, главный фактор, роль которого сейчас все сильнее, — это выборы. Причем нынешняя реакция бизнеса на выборы — самая сильная с 1990-х годов. Что же пугает крупный бизнес в предстоящих выборах и не пугало его раньше?

Рискну предположить, что эти выборы с высокой вероятностью несут не самые очевидные перемены. Обычно мало что может испугать бизнес более, чем вероятность перемен с непредсказуемыми последствиями. Скорее всего, речь идет в первую очередь о переменах в политической элите и руководстве страны — сферах, в которых все было довольно стабильно уже долгие годы.

Сам по себе процесс обновления неплох и даже естественен — например, на фоне агрессивной дискуссии между республиканцами и демократами об экономической политике капитал не перестал притекать в США. Не пугает инвесторов даже угроза дефолта (пусть и крайне мало вероятного). А вот в России без особых дискуссий во власти потоки капитала развернулись, и он начал утекать, сильно выделяя страну на фоне подавляющего числа конкурентов из развивающегося мира.

В чем может быть причина этого явления? Я полагаю, что ключевые слова — «ручное управление». Чрезвычайно много было сделано в этом режиме в последние годы. Очевидно, что огромное количество решений, принятых подобным образом, в первую очередь касались крупных компаний страны. Сейчас это делает крупный бизнес чрезвычайно зависимым от власти. Достаточно смениться «управляющему», и уже принятые ранее решения могут быть пересмотрены — если другая рука решит воспользоваться другими рычагами управления. За последнее время власти успели прикоснуться ко многим рычагам. Едва ли много найдется инвесторов, готовых нести подобные риски в полном объеме. Тем более если это риски масштабной модернизации или инноваций, которые выше обычных и с которыми непривычно иметь дело. Да еще и окупаться они могут дольше.

Долгосрочные планы и прогнозы — непозволительная роскошь для режима «ручного управления»: как можно прогнозировать цикл жизни личного решения? Часто просто не видно, на что можно было бы уверенно положиться бизнесу в своих долгосрочных инвестиционных планах. Вот поэтому и бежит капитал.

Выводы, которые можно сделать, довольно просты. Давно пора переходить от ручного управления к работе по правилам. В противном случае скоро не нужно будет более гадать о производственных или иных циклах российской экономики — волны развития экономики будут почти полностью определяться политическими циклами.

Что делать в этих условиях бизнесу? Несмотря на то что из экономических соображений сейчас самое время для реализации той самой программы модернизации, о которой так много говорят, по политическим причинам разумнее будет занять осторожную позицию и воздержаться от принятия агрессивных решений о вложении больших средств.

 
Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Поделиться ВКонтакте В Google Buzz Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру